На сайт ресторана

Знаменитые мюзиклы. Орфей и Эвридика.


МУЗЫКА И ШОУ-ПРОГРАММЫ В РЕСТОРАНАХ И НЕ ТОЛЬКО...

15

августа

Представьте себе: двое — он и она — встретились и полюбили друг друга. Но он — певец, гений, жаждущий славы и признания; он покидает возлюбленную и не замечает, как растрачивает, распродает свой дар, становится чуждым ей... «Какая старая история!» — перебьете меня вы. И будете абсолютно правы: старая. Но и вечно новая.
Именно эту историю рассказывает современный миф об Орфее, первая отечественная рок-опера — «Орфей и Эвридика».
Художественный руководитель ВИА «Поющие гитары», Анатолий Васильев, впервые услышав рок-оперу Эндрю Ллойд-Уэббера Jesus Christ Superstar, по-настоящему влюбился в жанр и решил, что пришла пора для аналогичной постановки и в СССР. Он обратился к композитору Александру Журбину, а тот пригласил либреттиста — Юрия Димитрина.
28 ноября и 11 декабря 1974 состоялись заседания худсовета «Ленконцерта», на которых авторы представили свое детище: Композитор пел и играл на рояле, а Либреттист подпевал, где мог, и читал ремарки. Сейчас сложно представить, что нашей истории могло бы не быть по милости очень большой и очень круглой печати какой-нибудь Тройки... Но все прошло благополучно: оперу «пропустили». Более того, в протоколе можно найти такие отзывы, как «мне чрезвычайно понравилось», «превосходное произведение»... Заминка произошла в Обкоме партии — не понравилось вынесенное в заглавие слово «рок». Во избежание неприятностей Ю.Димитрин предложил заменить его политически нейтральным словом «зонг», позаимствованным из драматургии Бертольда Брехта.
Сюжет оперы далек от сюжета мифа. Сохранена лишь формальная схема: любовь героев, разлука, попытка Орфея вновь обрести Эвридику, его возвращение к жизни без нее и, наконец, их воссоединение навсегда. В пьесе не так много действующих лиц: четверо главных (Орфей, Эвридика, Фортуна и Харон), трое второго плана — певцы, которые состязаются с Орфеем... И еще один, который царит на сцене на протяжении всего спектакля. Это Вестники — хор, исполняющий пресловутые зонги, рассказывающий историю героев и словно вершащий их судьбу.
В поисках славы Орфей покидает возлюбленную Эвридику, отправляется на состязанье певцов и побеждает в нем. Однако преклонение фанатов, прославление бесчувственной толпы и благосклонность Славы-Фортуны изменяют его сердце, и, когда он приходит к любимой с победой, та не узнает его. Харон — перевозчик душ в загробное царство — предупреждает Орфея, рассказывая свою судьбу: он и сам некогда был певцом, но, потеряв любовь, потерял свою песню, голос, талант. Его слова заставляют опустошенного Орфея одуматься: он снова отправляется в обратный путь, «в надежде себя ушедшего найти».
Но что может сделать Эвридика? «Ты не любишь, Орфей, твое сердце во льду» — говорит она, и исчезает, сказав лишь на прощанье: «Иди, Орфей, иди и не оглядывайся...» Орфей один. Прошедшее потрясение словно возвращает его решимость. Он оказывается способным снова бросить вызов судьбе. Он кричит Фортуне: «Я потерял все, и ты не страшна мне больше!..» — и тогда в душе его вновь начинает звучать песня Эвридики, нежная и прекрасная, как когда-то. С ней Орфей отправляется на новое состязание — теперь ему не страшен огонь славы: в сердце его живет любовь, и он знает, что жить стоит только ради нее.
 
Первым исполнителем роли Орфея стал Альберт Асадуллин, по образованию — художник-архитектор. Его прекрасный чистый голос с безграничным диапазоном и уникальные актерские данные позволили ему создать на сцене неповторимый, запоминающийся образ.
Партнершей Асадуллина стала Ирина Понаровская, дочь известного джазмена Виталия Понаровского, заканчивавшая ленинградскую Консерваторию по классу фортепиано и певшая в «Поющих гитарах». Однако большую часть спектаклей эту роль исполняла Алла Кожевникова, игравшая Эвридику и Фортуну и в новой версии спектакля. Фортуна — Ольга Левицкая — тоже была «родом» из «Поющих»; работает в песенной части этой группы и сейчас. И, наконец — Харон. Эту роль получил Богдан Вивчаровский, обладатель удивительно красивого и сильного баритона. Его «оперная» манера словно бы напоминала о том «вчерашнем дне», из которого пришел его персонаж. Будучи не намного старше А.Асадуллина, Б.Вивчаровский тем не менее сумел насытить образ своего героя интонациями и чувствами «осмеянного жизнью старика».
За постановку спектакля взялся Марк Розовский, усиливший заложенную в самом жанре «зонг-оперы» условность: Орфей, распятый на стойках от микрофонов, впрягающийся в тележку Фортуны Певчий Бог (мим О.Сергеев), окруженная микрофонным частоколом Эвридика... В глубине сцены на длинных нитях красовалось золотое руно, напоминавшее о прошлом мифологического Орфея (он ведь помогал Аргонавтам) и служившее экраном для фантастических движущихся орнаментов, которые создавал на нем художник по свету П.Пчелинцев.
«Орфей» имел головокружительный успех и за десять сезонов был сыгран около 2000 раз. Хотя спектакль и исколесил с неизменным успехом почти весь Союз, за границей он показан не был. Что, однако, не помешало ему получить зарубежный диплом British Musical Award: в 1976 журнал «Musical Week» «за выдающиеся заслуги в жанре рок-музыки» провозгласил «Орфея» спектаклем 1975 года..
Оставшаяся в память о спектакле — запись оперы, выпущенная фирмой «Мелодия», лишь частично передает динамизм и накал страстей театрального оригинала: персонажи выглядели на ней более блеклыми; во многих музыкальных номерах ускорили темп, отчего звучать они стали менее естественно.
Постановку новой версии «Орфея» осуществил в театре «Рок-опера» в 1999 г Владимир Подгородинский — тот самый человек, который в свое время из умиравшего ансамбля «Поющие гитары» сотворил живой и ныне здравствующий театр «Рок-опера», единственный в России репертуарный театр, работающий в жанре, о котором красноречиво заявляет его название.
Постановка Подгородинского рассказывает совсем другую историю: не о победе любви, но о непобедимой власти рока, для которой Харон и даже Фортуна — такие же игрушки, как Эвридика и Орфей. И теперь девизом спектакля можно, пожалуй, считать строфу зонга, звучащую из уст Вестников: «Ты прав, скиталец, клятвы глупы, слова раскаянья пусты, и только жертвенный поступок еще бы мог тебя спасти». Мог бы. Но — не спас: оперу завершают, как и в «версии-1975», аккорды, с которых она начиналась, но означают они уже совсем иное. Орфей стал Хароном. И любой на его месте обречен пройти тот же путь.
Всего «Орфей» пережил восемь постановок, четыре из которых были... балетами. Под фонограмму «Поющих гитар» с полностью звучащим текстом «Орфея» танцевали на сценах театров оперы и балета Перми, Самарканда, Харькова; ставил балет по «Орфею» и Ленинградский Малый оперный театр. В 1979 г. «Орфей» был поставлен в Музыкальном театре Братиславы (Чехословакия). В декабре 2000 года состаялась премьера версии «Орфея», поставленной Альбертом Асадуллиным.
Окунуться в атмосферу прошлого и попробовать настоящие "буржуйские" деликатесы вы сможете в ресторане "La Russ" на Дворцовой площади. 
Просмотров: 1560

LA RUSS (Новое имя р-на НЭП)

Ресторан & Шоу

Палермо

Ресторан

Сундук

Арт-кафе

Распутин

Кафе

Бронирование на эту дату осуществляется по телефону +7 (812) 571-75-91